editorskoe


editorskoe

Любимое занятие – вычеркивать лишнее


Целое число между шестнадцатью и восемнадцатью – и снова семнадцатое
editorskoe

Вопрос

Обрисуйте, пожалуйста, какие рамки, "понятные и привлекательные для читателя"? И каким образом, эти рамки были найдены — проводились читательские опросы, исследования рынка, собиралась многолетняя статистика или они были открыты "на кончике пера" путём расчётов по каким-то секретным формулам?

 

Ответ

Я десятки раз сталкивался с предложениями немедленно собрать фокус-группу и определить, что же именно нужно читателю.

В этом подходе, на первый взгляд очевидном, зашито полное непонимание того, чем вообще является издательство. Книги создает не издатель, а автор. И худшее, что может произойти, это массовое написание книг под заказ. Здоровая история – баланс между очевидно успешными направлениями, новыми-экспериментальными, и не суперуспешными, но устоявшимися направлениями. Издатель обязан, с моей точки зрения, обеспечить баланс, обеспечить право на эксперимент. Огромное количество новинок в самых разных жанрах и направлениях и является тем главным приемом, который определяет – нет, не направление работы издательства, а тенденции развития литературы.

Read more...Collapse )

Кажется... Новый уже бесповоротно стал рабочим, 17-е - отвечаю на вопросы
editorskoe

Вопрос

Какой оптимальный объем для книги?

Ответ

Нет такого. Объем диктуется автором. Другой вопрос, что крайне мало текстов, где нет лишнего, но каких-то констант для объема – просто нет. Другой вопрос, что есть экономика. И понятно, что за очень дорогую книгу согласится платить меньшее количество читателей, чем за книгу по умеренной цене. Если читатель должен заплатить за объем, должна быть некая уверенность – что оно того стоит, а именно на уровне пока неизвестного автора, это трудно.

Правда, читатель не любит и тонкие книги, потому что за свои деньги, он хочет в руки получить что-то увесистое.

Есть серии, где объемы диктуются, но если речь идет о впечатляющем тексте – издатель найдет способ опубликовать любой объем. 

Вопрос

Расскажите, пожалуйста, о серии "Звезда рунета. Триллер" -- недавно там издался П. Давыденко, значит, это всё-таки не "женский триллер", не "женская" серия? Много ли у вас уже в планах книг в эту серию, всё расписано по плану, или можно попытаться прислать вам триллер? И какой минимальный объём для книг-триллеров в данной серии?

Ответ

Книг немного, мы нащупываем правильный ход в этом жанре. Присылайте. Что же касается объема – я только что ответил.

Вопрос

Что современному автору делать с рассказами? Собирать в сборники и передавать издательству? Как правильно сгруппировать рассказы в сборник (может ли быть разношерстной тематика и жанры)?

Ответ

Read more...Collapse )

Последнее 17-е в 17-ом
editorskoe

Вопрос 

Правда ли, что сейчас все книги выходят в сериях? Зачем, значит ли это, что если книга не подходит для серии - никаких шансов у нее нет.

Ответ

Правда. Мы стараемся не делать внесерийных книг. Почему? Серия, это маркетинговый инструмент, один из немногих доступных  на книжном рынке. Серия дает возможность оптовику и читателю ориентиры, пренебрегать этой возможностью – не стоит. Что касается отсутствия шансов. Серии появляются и исчезают, все очень динамично, поэтому  - шансы есть.

Вопрос

Если автор, предположим, написал 2-3 триллера (более-менее успешных) под псевдонимом, а потом решил "разбавить" творчество другим жанром, можно ли ему писать их под этим же псевдонимом? Или для разной аудитории лучше псевдонимы без ассоциаций (мол, такой-то пишет триллеры, и всё тут, сказку/романтику от него лучше не покупать)? Ведь всё-таки, стиль в целом будет один и тот же, авторский, и вообще множить псевдонимы - нужно ли это?

Ответ

Если автор успешен, менять псевдоним – нет смысла. Мне кажется, в новом псевдониме есть смысл только в случае предыдущих неудач. Или по каким-то личным причинам. Другое дело  - успешность в одном жанре может вообще не сработать в другом, аудитории часто не пересекаются.

Вопрос

Скажите, что на взгляд редактора есть качественный текст? Если можно, то подробно, чтобы даже плохосоображающий человек понял.

Ответ

Read more...Collapse )

Нероман
editorskoe

Не понимаю.

Вот эти предсказуемо ужасные романы. Мальчику жилось очень плохо, а со временем еще хуже. Шахтера завалило и он 48 часов умирал. Девушку в провинции бил муж и она голодала, пока не умерла.

Первая глава содержит в себе все, что будет дальше, но авторы каким-то невероятным усилием размазывают единственную мысль на сотни страниц.

Не понимаю и завидую. Ну вот как вытаскивается целая книга из этой скудности? Как автору удается выдержать бесконечные обсуждения одного и того же…

Можно же рассказ написать, не?

Но бывает еще хуже.

Ладно, сюжет не удался. Печально, когда автор всерьез считает, что его миссия – донести некую гениальную мысль человечеству. Что-нибудь из не так давно выбитого на скрижалях.

В результате герои занимаются тем, что рассказывают друг другу нечто чрезвычайно поучительное и важное. Ну или читателя водят по кругу, чтобы он точно не забыл урок, который автор решил преподать. 

Есть удобная штука – статья. Пришла в голову мысль – сформулируй тезис, приведи доказательство. На страничку. Нет. Надо непременно роман ваять.

Роман– важнее любой идеи, любой мысли, хотя бы потому, что в нем есть еще кое-что. И было бы честно прямо так и писать на обложке – «нероман» - я написал эту книгу, чтобы вас научить жизни. И поставить на полку в разделе «стать миллионером за неделю», «успешным за сутки», «повелителем мира за час».


Уже 19-е. Серьезно? Я сказал – 17-е!
editorskoe

Можно было бы сослаться на культурный форум. Не буду. Меня там не было. Итак,  вопросы – ответы.

Вопрос.

Где эта тонкая грань между художественной и не художественной литературой?

Ответ

Мне кажется, тут работают две вещи. Эмоциональность и наличие героя. К сожалению, часто в тексте повести, романа, вдруг появляются некие «описаловки», отступления, морализаторства лишенные эмоций и героя. Так не надо. Кстати, хорошая современная литература нон-фикшен - эмоциональна и даже с героем все складывается. Так что разница здесь между хорошей и нелитературой.

Вопрос.

Почему фантастику, даже проходную и одноразовую, не издают, как детективы, небольшим форматом в мягкой обложке?

Ответ.

Покет нерентабельно издавать тиражом менее 3000 экземпляров. А запрос на книги в мягкой обложке в сегменте фантастики – крайне низкий. В результате, смысл издавать в мягкой обложке есть только суперхиты, тогда есть шанс. Но именно шанс.  А смысл, если хиты итак продаются в твердом формате, принося автору и издателю больше денег? Но именно шанс. Поэтому после энного количества попыток мы практически отказались от издания фантастики в этом формате

Вопрос.

Подскажите, какие жанры сегодня наиболее востребованы?
Складывается впечатление, что самые читаемые сегодня фантастические романы, мистика и "121" версия 50 оттенков серого, так ли это?

Ответ.

Read more...Collapse )

Лучше поздно, но 17-го
editorskoe
Вопрос
Что можете сказать о премиях "Русский букер", "Большая книга"?(в плане прозрачности отбора). В целом, как к ним относитесь? Расскажите еще про какие-нибудь литпремии, стоящие внимания.
Ответ
Мне кажется, что главное в оценке премий, это не выдумывать о них что-то свое. Каждая премия имеет свои цели и свои критерии. Вопрос, насколько это совпадает с фантазиями на их счет.
С моей точки зрения, как издателя, премия хороша своей эффективностью в продвижении книги, автора, тенденции. Если премия проходит без эффекта – плохая премия, если эффект от премии есть – хорошая.
«Большие» премии – Букер, Большая книга, Нацбест и примкнувшая к ним Ясная поляна хороши тем, что о лауреатах говорят. Это может сказаться или не сказаться на дальнейшей жизни книги, но хотя бы есть усилия, и видный невооруженным глазом эффект. Премия нашей редакции «Рукопись года» работает не столько на популяризацию автора, сколько на его продвижение в сторону публикации. Предварительный этап.
Вопрос
Сколько экспертов принимают решение, издавать ли книгу?
Как суммируются их оценки?
Как оценивается надёжность экспертов?
Например, эксперт посоветовал издать книгу. Она провалилась.
Рекомендовал не издавать - книгу взяло другое издательство и прославилось.
Сказал, что книга плохая, торговалась плохо, но заслужила похвалу критиков.
Ответ
Редактор. Один. Он принимает решение о публикации. Его решения может быть недостаточно, но никто кроме редактора решения о публикации не принимает. Вся остальная вертикаль издательского бизнеса, это такой многоголовый господин Нет. Каждая книга проходит жесточайшее сито отбора.
Да –  это только редактор.
Естественно, также как в любой другой области, если специалист все время ошибается, он просто уходит. Или закрывается направление.
Конечно, есть ряд критериев на которые ориентируется редактор. Тенденции на рынке, собственный вкус, статистика продаж, и наблюдение за зарубежными аналогами, мнение критиков, фокус-группы, ридеры… но решение принимает он. Это сложно.
Есть некая ошибка – считать, что редактор занимается исключительно отбором рукописей. Редактор управляет проектами в большей степени, нежели отдельно взятыми книгами. Проект – это некий контейнер, который позволяет с наибольшим эффектом выводить на рынок тексты. Более того, большая часть оборота книгоиздателя – это отнюдь не тексты начинающих авторов, которые занимают даже не 5%.
Вопрос
Скажите, пожалуйста, как обстоят дела с научной фантастикой и космооперой? Достаточно много печатают фантастических боевиков и постапокалипсиса, но научная фантастика у нас только зарубежная. В России эти жанровые направления не популярны? Или же рукописей нет? Или есть рукописи, но их не то что публиковать, читать не возможно? Или же просто нет открытых серий для научной фантастики и открывать их из-за одного-двух романов никто не хочет?
Ответ
Не сокращал вопрос, так как он содержит ответ.
Нет проблем - открыть серию под достойные тексты. Только нет их. И вот те два десятка текста, которые придут в ответ на этот комментарий, скорее всего тоже будут плохими. Увы.
Вопрос
Если написанный роман лежит в свободном доступе в интернете, то стоит ли его отсылать в издательство? По идее, ведь он уже засветился, его читали, а уже прочитанное покупать в бумаге вряд ли станут. Конечно, если только этот роман не шедевр, но тут, опять же, как это узнать? Я не раз слышала, что аудитория читателей самиздата и печатной продукции, в массе своей, разная.
Ответ
Стоит присылать. Это абсолютно нормально получить сетевого читателя, получить критику, отзывы, рейтинг и перейти на следующий уровень. Более того, это облегчает работу редактора. Уже есть ридеры, есть пусть непрофессиональная, но оценка.
Вопрос
Сколько книг в год должен выдавать новый автор (или еще не раскрученный), чтобы издательство взяло его в оборот или, хотя бы, взяло на заметку? Я понимаю, что чем больше - тем лучше. И я сейчас не делаю упор на качество книги. Качество, безусловно, должно быть минимум на среднем уровне, если не выше (наверно).
Ответ
Зависит от жанра, от направления, но в любом случае, скорость не является приоритетом. Если автор работает в одном жанре, важно, чтобы читатель его не забыл. Если он пишет книгу раз в три года, и при этом этот роман – не большая литература, а жанровая проза, то читатель может просто не опознать.  С другой стороны, конечно, издатель заинтересован в авторе «неоднокнижнике», но это только в том случае, если первая книга просто-таки завораживает. Конечно, удобнее работать с «регулярным» автором, но это точно не является стартовым критерием, так – вишенка на торте, приятный бонус, ого – он снова написал☺
Вопрос
Должен ли быть у автора запас произведений (романов и рассказов), прежде, чем стучаться в издательство? Если запас нужен (или желателен), то сколько?
Ответ
Должна быть книга. Одна. Этого достаточно. То есть - корпус текстов, которые можно издать и продать. Приходить в издательство с рассказом на две странички – бессмысленно.
Вопрос
Как быть, если автор пишет в разных жанрах, к примеру, "любовное фэнтези" и "космическая фантастика" или же "ужастики" и "исторический роман"? Стоит ли создавать второй псевдоним под другое направление? Как может повлиять смесь жанров на имя автора?
Ответ
В России такие эксперименты, обычно, заканчивались плачевно для автора. В Европе, США, это нормальная практика.
Как мне кажется, это правильно для автора ходить в те или иные жанры, но риск присутствует - в новом жанре вы становитесь снова начинающим. Мало того, есть вероятность, что вернувшись в родной жанр тираж упадет. У оптовиков хорошая память.

Безжалостная литературная логистика
editorskoe

Текст должен быть доставлен до читателя. На этом постулате зиждется тот факт, что мы читаем книги и вообще как-то общаемся на литературные темы.   Голая безжалостная логистика. Она предъявляет требования.  До тех пор пока ты поешь в душе – все хорошо. В тот момент, когда ты хочешь кого-то удивить своим пением – начинается некая жесткость.  Шок. Тот шок, который пережил каждый музыкант впервые попавший в музыкальную студию. И оказалось, что в профессиональных условиях уже и гитара звучит, как-то не особо. И голос – будто чужой, и - да, надо попадать не только в ноты, но и в ритм.  И мало быть одаренным. Это вообще ничего. И то, что ты что-то придумал – ноль. Никто не простит тебе пятьдесят повторов и текст раздутый в разы, просто потому что из тебя текло, а ты не останавливал… По ходу текста забыл, что было в начале и лениво было вернуться? И за это не простят тоже.  Забыл про сюжет, кому нынче вообще нужен сюжет, да? Что с героем не сложилось? Надо же, какая мелочь…  Никто не сделает вид, что, если финала нет – так и должно быть. И все попытки обойти факт неумения выстроить детектив с помощью фантастических допущений и лирических отступлений – не помогут. И скачки из жанра в жанр, просто потому, что - ну вот так случилось… Не помогут тоже.  Хочешь прокатится на Сапсане – покупай билет. Снаруже – слишком ветрено и не за что держаться. Так и с книгами. Хочешь дорваться до аудитории – работай по правилам.  Один автор литературного проекта сказал мне, что я как трамвай, передвигаюсь только по рельсам (опять жд) и не сворачиваю. Все мне надо форматное… Обидно. Уж столько неформатного, сколько запущено в нашей редакции – поискать. Но и шишек мы набили достаточно. Делать «нехай гiрше, аби iнше» - пусть хуже, лишь бы иначе – вообще не фокус. Фокус – уметь рассказывать историю, создать героев, с которыми захочется жить, мир, без которого скучаешь… А еще все это на базе безупречной логики.  Но это же так скучно, да? На самом деле – это дико сложно, куда проще вывалить тонны знаков на голову редактора и потом… конечно, дебилы, не могут оценить текст по достоинству.  Сотни писателей будут обвинять издателя в том, что он не умеет донести текст до читателя. Текст – обалденный, а вот издатель плохой. И это было бы правдой, если бы тысячи текстов не становились успешными.  Логистика доставки текста до читателя, наука проверяемая каждый день, отточенная в базах данных, с многотомной статистикой – неумолима.  В СССР логистики не было. Тираж не зависел от читателя вообще. Гонорар тоже. И в 95-м году тоже, СССР уже не было, а рынка еще не было. А вот через каких-то десять лет авторы, привыкшие зарабатывать очень много, вдруг узнали, что их услуги стоят гораздо меньше. А еще через пять лет оказались никому не нужны. Почему? Потому что читатель сделал свой выбор. Не издатель. Не редактор. Издатель счастлив издавать вечно одно и тоже, но рынок не даст, надо крутится. Надо прислушиваться. Надо пытаться понять и угадать.   Но как бы не менялся читатель – есть вещи, которые остаются неизменны.  Историю надо уметь рассказывать, а если не умеешь, тебе не сюда, как бы круто ты не ценил себя и свой словарный запас.  Умение рассказать историю – вот то мерило, которое либо включает зеленый свет, либо сбрасывает на обочину.  Конечно, как бы гении начнут тут же оправдывать себя тем, что просто они не поняты. Ага. Халтура – это тот жанр, который весьма понятен. Неумение выразить свои мысли – это не тайна. Это просто плохо. Не каждая фальш – новая непонятная гармония, чаще всего, это просто фальш.


Оказывается, 17-е неизбежно наступает каждый месяц.
editorskoe

  

Вопрос.

Я, как автор, представляю героя и описываю его в действии. И я понимаю, зачем пишу именно так. Почему музыкант буквально живет на концерте или девочка отстаивает интересы в школе. Но читатель может меня не понять, мой герой не будет ему близок. Поэтому, где та грань, когда я должна думать о читателе и его восприятии (у меня есть цель написать книгу не для себя) и тем, как я представляю героя. 

Ответ.

Безусловно, есть герои более близкие и менее близкие читателю с точки зрения социального положения, профессии, пола… но – всегда важнее эмоциональная связь. Тот факт, что читатель с легкостью переживает вместе с инопланетянами и животными говорит о том, что важно как написано, а не о ком. То, что вы знаете своего героя, всегда плюс. 

Вопрос.

Скинули рукопись в издательства, ответа пока нет. Рукопись должна иметь продолжение над которым я сейчас работаю. Как Вы думаете, стоит ли вообще продолжать писать книгу, если ответа на первую еще нет? Просто дни проходят, я не пишу, ожидая ответ, и при этом чувство совести добивает, да и общий фон, потрепанный грудой мыслей книги причиняет душевную боль. Звучит философски, но писатели меня поймут. 

Ответ.

Нет никакой связи между тем, что вам ответят и когда… и необходимостью писать. Такая связь может возникнуть, исключительно в случаях, если вы пишете на заказ. Во всех остальных случаях – ваш заказчик – вы сами.

Вопрос.

Read more...Collapse )

Тайна, чудо, достоверность, ау!
editorskoe

  

Люблю споры про либералов. Потому как обе стороны одним и тем же термином называют совершенно разное. Но, чур меня от политики. Есть такое слово «фантастика». И как-то случилось, что в книжных кругах это слово стало означать два направления, которые собственно к фантастике имеют отношение весьма опосредованное.

Одно направление – сталкер, постап… то есть по факту динамичные боевики фантастический элемент в которых весьма размыт. Главное «экшен», остальное – ну надо же как-то следовать формату.

Второе – притчи. Как бы притчи, то есть авторы на полном серьезе, считающие себя наследниками Стругацких на энном количестве авторских листов пытаются поразмышлять на тему того, что унижать слабых нехорошо, убивать людей вообще неправильно, а капитализм – это ужас как плохо. То есть такие вообще свежие идеи, почему-то с коммунистическим привкусом. Я не против морали, но не готов платить за морализаторство.

А где же то - Стругацкими сформулированное – ТАЙНА, ЧУДО, ДОСТОВЕРНОСТЬ????

Любитель фантастики вообще ценили этот жанр именно за возможность прикоснуться к неведомому. Оказаться в новых мирах, общаться с нереальными героями, в конце концов попытаться заглянуть в будущее…

Но это трудно.

Куда проще описывать героя, который, не сходя с брони вполне боеспособного Т-80, убивает врагов с помощью меча-кладенца. Ну, или долго и нудно рассказывать, что война это не метод, надо договариваться…

Read more...Collapse )

Люблю простые числа - 17-е!
editorskoe
Итак - ваши вопросы, мои ответы
Вопрос:
- Пожалуйста, расскажите, из чего складывается розничная цена бумажной и электронной книги.
Я слышал, что 90% цены бумажной - это сама бумага, логистика и зарплата продавцам в магазинах. А у электронной вообще никаких расходов нет - сунул в библиотеку и пусть себе лежит там до скончания веков. Верно ли в таком случае, что цена е-версии должна составлять не более 10% от бумажной?
Ответ:
- Цена книги появляется на свет из следующих составляющих:
- авторские права, не стоит забывать, что это и права на перевод.
- создание оригинал-макета, многим кажется, что это неважно, но работа дизайнеров, художников, верстальщиков, редакторов и корректоров - как-то оплачивается. И в зависимости от книги может стоить достаточно дорого.
- полиграфические услуги и полиграфические материалы. обычно, это на уровне не более чем 30-40 процентов себестоимости.
- логистика
- наценка оптовика
- наценка розницы. 
Обычно, цена по которой издатель продает книгу оптовику отличается от цены в магазине в 2-2,5 раза.
Что касается стоимости электронной книги, то она отличается от бумажной только отсутствием расходов на полиграфические услуги и материалы. Все равно нужно платить автору, все равно нужно подготовить макет, и, конечно, есть логистика, пусть она и онлайн.
Кажущаяся «бесплатность» возникает от того, что мы привыкли к пиратству и тот факт, что, как правило, оригинал-макет готовится изначально для бумажной версии. То есть  - в комплексе - дешевле.
Но там свои нюансы, хорошо подготовить книгу к различным форматом, защитить её от пиратов, это тоже чего-то да стоит.
Резюмируя, если электронная книга готовится без бумажного первоисточника, то её себестоимость будет меньше на те самые 30-40%. Если на основе бумажной версии, то раза в два-три.
И, конечно, все зависит от контракта с правообладателем.
Вопрос:
- Меня интересует одна тема: прошло время рассмотрения рукописи в Издательстве, ответа не было. Как скоро им снова можно послать рукопись повторно? И вообще, как редакции относятся к повторной попытке?
Ответ:
- Редакция нормально относится к повторным попыткам. Вы ведь не виноваты, что вам не ответили. Другой вопрос, что частить - точно не надо. Три месяца - средний срок рассмотрения, раньше дергать точно не нужно.
Вопрос:
- Не понимаю, что делать. Подписан договор, рукопись, как бы отправлена в работу, но редактор перестал отвечать, книги нет, ничего не происходит, как такое вообще может быть?
Ответ:
- То, что вам не отвечают, это не есть правильно. Как тут быть - все зависит от конкретной ситуации, от контракта. Могу только предположить, что случилось на самом деле.
Редакция открывает серию, и естественно, контрактует энное количество текстов. Проблема в том, что новые серии могут закрываться с той же легкостью, что и открываться. Выходят первые две-три книги, и оказывается, что они не пользуются спросом. Это может происходить из-за ряда причин. Неправильное позиционирование, не та тема, не то оформление, не тот текст… В результате  - неизданные рукописи оказываются не нужны. Они были нужны только в эту серию. В другие - не надо. И редактор молчит. А потом у него появится другая серия, он о вас вспомнит. Это не правильно, но так бывает.
Вопрос:
Влияет ли цензура на политику издательства?
Ответ:
- Постараюсь ответить честно. Цензуры нет. Есть самоцензура и жесткое соблюдение законодательства. С законодательством, я надеюсь, все понятно, а с самоцензурой - две фактора. Первый - редактор ставит свою фамилию на книгу и он не будет работать с текстом, который противоречит его морально-этическому кодексу. Быть может, это неправильно, но у нас это так. Второй - мы часть большой публичной компании, и точно не будем издавать книгу, которая может вызвать те или иные неприятности для компании. Оно того не стоит.
И есть еще один фактор. Авторы, работа с которыми, является критично неприятной, приносящей ущерб для деятельности редакции - это тоже своеобразная цензура. От таких авторов мы отказываемся.
И. Мы ни разу не отказывали в публикации авторам по причинам его политических убеждений (опять-таки, если они в рамках действующего законодательства).
Вопрос:
- Почему вы печатаете книги на отвратительной бумаге.
Ответ:
- Мы печатаем книги на разной бумаге. И выбор бумаги зависит от ряда факторов, о которых я уже писал. Абсолютно точно у вас есть возможность найти книги на прекрасной бумаге, но за это вам придется заплатить больше денег. Но разве так только с книгам?
Вопрос:
- Хочу отправить рукопись на рассмотрение в Издательство "Книжный Клуб. Клуб Семейного Досуга", но мучают сомнения по этому поводу. В Интернете нет информации от авторов, издающихся там.
Ответ:
Это издательство специализируется на книгах, права по которым уже истекли или стоят мало. Не без исключений, но все же. Это несколько отдельная издательская модель, где важен не столько автор, сколько система доставки и стоимость. Думаю, эта специфичность и является причиной молчания авторов.
Вопрос:
- Правда ли, что жить на авторские гонорары  - нереально?
Ответ:
- Неправда. Просто не всем это удается. Далеко не всем. Вы должны либо писать удивительно хорошие книги, причем регулярно. Либо удивительно много. Писатель - это один из самых рискованных выборов профессии. Никаких гарантий.
В России - вероятно - около 50 человек живет писательскими доходами.
Другой вопрос, что есть люди, которые являясь писателями, зарабатывают в смежных областях - редактура, перевод и пр. Таких - значительно больше.

?

Log in

No account? Create an account