editorskoe


editorskoe

Любимое занятие – вычеркивать лишнее


Previous Entry Share Next Entry
17-е. Как-то быстро, только было 17-е… и вот снова.
editorskoe
Буду отвечать несколько компактнее, то есть похожие вопросы, сводить в один.
Итак.
1. Что важнее – стиль, оригинальность, изобретательность, эмоциональность…
Книга, это такая штука, где важно все. Выстраивать приоритеты – мне кажется, довольно бессмысленно, так как, если язык плох – никакая идея не вытянет.  Если же все-таки пытаться выделить главное, то, вероятно, это вовлеченность читателя в текст. Но этого невозможно добиться за счет чего-то одного, по крайней мере на дистанции всей книги.
2. Якобы издатели требуют тексты от третьего лица, есть ли шансы у текстов от первого лица?
По моему опыту – у нас реальный перекос в сторону текстов от первого лица. Издателю совершенно все равно от какого лица, лишь бы это было хорошо.
Перекос в сторону первого лица - следствие, как мне кажется, просто непонимания проблем таких текстов. Написание от первого лица дает преимущество из-за как бы легкости погружения читателя в шкуру персонажа. Да. Но есть масса проблем. Ограничения того самого персонажа, от чьего лица идет повествование. Вам надо, чтобы он был настолько разнообразным, в том числе, лексически, чтобы читателю просто не наскучило путешествовать с ним. А если героя посадили в тюрьму, или он уснул, что тогда? Заканчивать книгу?
С другой стороны, тексты от третьего лица не мешают использовать и то самое первое лицо время от времени, если уж хочется. Почему нет?
3. О наступлении женской литературы.
Объективно существуют гендерные различия. Есть они и в том, как тексты создаются и как они читаются. Было бы странно, если бы этого не было. И это здорово. Объективно, женщины не готовы читать о своем от автора мужчины, если этот автор не суперзвезда. Объективно, большая часть мужского населения с возрастом переходит с большей интенсивностью на профессиональную литературу - нехудожественную, а женщины продолжают читать. Словом – литература просто идет за жизнью. Есть и еще одна вещь. Среди мужчин больше гениев и больше людей глупых, средний интеллект женщин – выше. Поэтому ничего странного в том, что среди читателей и писателей больше женщин.
Есть категорично мужское и женское направление, но основная масса текстов находится вне этого жесткого деления – так что не вижу повода для печали.
4. О фанфикшене.
Главная проблема фанфикшена – права. Дело в том, что не только сам текст, но и персонажи, мир  - охраняются. Если  этот вопрос снят, то важно только качество текста. И - готовность автора к созданию заведомо вторичного продукта.
5. О популярности жанра психологический триллер.
Этот жанр любим читателем, но среди наших авторов просто физически мало у кого есть способность работать в этом направлении. Это тяжкий труд, требующий от автора и мастерства выстраивания сюжета и глубокой психологической проработки. На самом деле, практически большая часть бестселлеров носят признаки этого жанра. Хорошие продажи могут быть у любой книги, тираж определяется текстом.
6. Зачем делать новые переводы?
Есть множество причин. Перевод может стать архаичным, издатель хочет получить уникальный продукт, продукт более высокого качества, ведь нет пределов совершенству? Давно известная книга превращается в «новинку», получает второе дыхание за счет нового перевода. И еще. Объективно, масса переводов периода девяностых (и не только девяностых) довольно низкого качества, есть смысл сделать хорошо. Масса переводов советского периода были отцензурированы, то есть, тоже потеряли качество.
7. Есть ли смысл присылать тексты, если планируется продолжение?
Если текст приличный, то планируемое продолжение – это плюс. А, если текст плохой, то какая разница?
8. Кто принимает решение о публикации?
Это сложный процесс. Инициатором является ведущий редактор, а дальше по ступенькам – главный редактор и генеральный директор. С учетом того, что, как правило, ведущий редактор знает ситуацию, то, если он инициирует, то это 99%, что публикация состоится. Главный редактор и остальные работают тут скорее в качестве защиты от ошибки.
9. Вопрос об обложках. Можно ли обсуждать с редактором, подкидывать идеи и пр.
Можно обсуждать, но понимая, что последнее слово за издательством. Это не каприз, просто мы умеем продавать книги, и знаем массу нюансов. Не бывает правил без исключений, если автор не просто капризничает, а, действительно, может что-то подсказать, мы рады прислушаться.
10. О том, что рукопись должна цеплять с первой страницы, а получилось так, что только с третьей главы. Дойдет ли редактор до этой главы?
Редактор дойдет, если уровень текста достойный. Редактор же не читатель, он профи, он оценивает текст не только с точки зрения готового продукта, но и с точки зрения его потенциала.
11. Как присылать текст? В каком формате?
В ворде, никаких архивов, и так, чтобы при желании можно было нажатием одной кнопки отправить на печать в формате А4, без необходимости дополнительного форматирования.
12. Как отбираются книги для переводов?
Естественно нет какого-то точного алгоритма. Иначе – ну сразу все миллионеры, да? С одной стороны, кажется, что выбор книг для перевода – это просто. Потому что выбор идет среди уже успешных текстов, отмеченных премиями, тиражами и многочисленными отзывами. Никаких котов в мешках. Но фишка в том, что не всё то, что гремит в Европе или Штатах хорошо продается у нас. Количество провалов очевидных для Европы хитов - зашкаливает. Поэтому работа редактора переводной литературы строится на знании массы мелочей и интуиции. Он должен знать и наш рынок и зарубежный. А с условием того, что рынки постоянно в движении – это еще тот фокус.
Есть, конечно, как бы беспроигрышные ходы – купить произведение под экранизацию, но - тоже не панацея. Работа с правообладателям имеет свои прелести. И отношение нашего читателя к новеллизации - специальное.
И, разумеется, надо понимать, что переводная литература это литература с отягощением – тут надо платить не только автору, но и переводчику, причем – соразмерно. То есть при небольших тиражах очень трудно окупить.
13. Почему издатели и не только они так любят ремейки?
Весь издательский процесс – эксперимент. Нет одинаковых текстов, ни один человек не может предсказать какой тираж будет у начинающего автора, есть, конечно, предпосылки, опыт, что и позволяет чаще не ошибаться. Прелесть ремейков в том, что они позволяют с куда большей уверенностью прогнозировать. А часто – добиваться успеха. Это одна сторона медали. Вторая – читатели. Они тоже предпочитают покупать что-то уже знакомое, они тоже не очень хотят экспериментировать с собственным кошельком. Тяга к уже знакомому, желание получить именно то, что хочешь, а не вдруг не пойми что, и объясняет тягу к ремейкам. Кстати, по той же причине покупают известных авторов в известных жанрах. Приблизительно понятно, что будет в книге.  

  • 1

Спасибо за ответы. Есть еще вопрос.
Что издательства думают о размещении рукописей на сайтах самиздатах (допустим, лит-эра).
Если одновременно отправить рукопись в издательство и начать выкладку, издатель будет смотреть на посещаемость страницы и прочее? Или такое размещение скорее в минус?


Почему у многих книг такие убогие обложки?
Недавно поспорил с классиком. Фанфик по миру Стругацких.
На обложке - пистолет-пулемёт без пистолетной рукоятки и приклада.
Главный герой в камуфле, хотя из первоисточника известно,
что он был в парадной форме. Тёме послать такую обложку на бизнес-линч.
Издательство собирается такую книгу продать мне,
прошедшему 20000 боёв в WoT?

Без конкретной картинки - немного трудно. Но то, о чем вы пишите - справедливо. Причины - банальные, когда серия ставится на поток, на потоке все. Увы.

Не показал картинку, боюсь обидеть автора, он там за главного.
Но книга узнаваема, популярная серия. Да половина книг такие.

  • 1
?

Log in